Хозяин тайги: жизнь на Аляске (США)

В продолжении публикаций о эмигрантах, которые уехали в США, хочу поделиться с Вами статьей о жизни украинца, который уехал из России на Аляску больше десяти лет назад.

Российской Аляска перестала быть почти 150 лет назад, но славяне живут там до сих пор. Руслан Чопенко пустил корни на Американском Севере сравнительно недавно, но уже отыскал славянский след в диких таежных местах Северной Америки и успел оставить свой. В роль хозяина тайги ему вживаться не нужно – он сам из Магадана. Застать его не так легко: то рыбалка, то охота, то сбор грибов и ягод, да и на работу надо ходить как-никак. Так что, интервью мы у него взяли прямо в машине – по телефону.

США Руслан Чопенко в тайге как у себя дома

— Сегодня исполняется 149 лет с того момента, как Россия продала Аляску Америке. Вы этот день как-то отмечаете?

— Могу сказать, что прямо сейчас, когда вы до меня дозвонились, я сижу за рулем автомобиля и еду на работу. Если честно, не задумывался об этом дне и никогда его не отмечал.

— Как вы сами относитесь к этой сделке 150-летней давности?

— Двояко. Вообще-то меня сюда привела мечта. Я приехал на Аляску во многом из-за того, что это когда-то была русская земля, а где бывают русские, там они всегда оставляют свой след или наследят. Думаю, что Россия продала Аляску в тот момент, когда поиздержалась после Крымской войны и не видела возможности защитить свою колонию от аппетитов других стран.

За 20 лет до этого Америка откусила хороший кусок от Мексики и поглядывала на Аляску, Британия была воинственно настроенной. Так что, Аляску продали в добровольно-принудительном порядке. С другой стороны, я рад, что Аляску купила Америка, потому что я бы не хотел здесь жить в условиях социалистического или постсоциалистического строя. Мы же знаем нашу историю с её репрессиями и голодоморами.

— Вам удалось найти русские следы на Аляске?

— Следов много. Я был в одной деревне, там до сих пор стоят дома и церковь, построенные русскими. Многие эскимосы и индейцы исповедуют православие. Я как-то повстречал пожилую женщину из эскимосов, которая говорила по-русски. Она рассказывала, что её этому языку научила бабушка, а её бабушку — прабабушка. Так это передается из поколения в поколение. Пока мы с вами говорим, я проезжаю одну из таких церквей.

ГЛАВНЫЙ РУССКИЙ СЛЕД НА АЛЯСКЕ — ЭТО ПРЕДСТАВИТЕЛИ АЛЕУТСКИХ ПЛЕМЕН, КОТОРЫЕ ДО СИХ ПОР ГОВОРЯТ НА РУССКОМ И ИСПОВЕДУЮТ ПРАВОСЛАВИЕ (ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА РУСЛАНА ЧОПЕНКО)

Я живу в городе под названием Василла. Насколько мне известно, он назван в честь индейского вождя по имени Василий. Думаю, что это имя он получил при крещении. В Анкоридже я встречал улицы с русскими названиями. Одна из них носит имя Российского губернатора Баранова.

Я встречался с людьми, которые занимаются археологией. Они проводили исследования на острове Кадьяк. Там тоже были русские поселения. Так вот, специалисты нашли монеты и украшения времен Российского владычества.

В местных музеях много русских вещей: самовары, утварь, оружие. Недавно мой друг прислал фотографию пушки, которая была продана в городе Ситка, бывшем Новоархангельске. Это пушка c Российскими имперскими орлами и датой «1818 год». Если вы поедете на побережье Аляски чуть ближе к России, то найдете развалины складов Американо-Русской Компании, что 150 лет назад покупала здесь у эскимосов пушнину. Там можно встретить много интересного.

— Насколько мне известно, вы раньше жили в Сибири, а потому можете сравнить два берега, как в песне Расторгуева: «Что Сибирь, что Аляска – два берега». На ваш взгляд, что общего и в чем разница между двумя Северами – Российским и Американским?

— Я жил в Магаданской области. Мы уехали на «материк» в 1991 году, когда заканчивалась Перестройка. Тяжело сравнивать. На Аляске тоже есть свои плюсы и минусы. Мы живем в городе – вокруг цивилизация, но стоит отъехать в глубинку – в алеутскую деревушку, там все несколько иначе.

Главные плюсы: свобода, возможность развивать народные промыслы – охоту, рыбалку. Также местное население имеет некоторые привилегии. Нефтяные корпорации выплачивают индейцам и эскимосам компенсации за право качать отсюда нефть, иногда это немалые деньги, все зависит от местоположения. А минус – это пьянство.

— Серьезно? Считается, что эта беда исключительно Российского Севера.

— Что вы! Это серьезная проблема и здесь. В этом Сибирь и Аляска схожи. Еще одна проблема — большое количество бомжей. Это люди из национальных эскимосских поселений, которые ходят по городу и попрошайничают. В Анкоридже даже специальный закон приняли, чтобы не давать бродягам подаяния, потому что их количество растет. Есть и нормальные ребята. Мой друг жил в такой деревне, рассказывает, что они занимаются своим делом: охотятся, рыбачат, режут по кости. В некоторых поселениях, чтобы остановить пьянство, даже ввели сухой закон, но и это несильно помогает.

— А если сравнить результаты хозяйствования на севере России и севере Америки?

— Тяжело мне сейчас сравнивать, если только судить по новостям. Мой поселок, в котором я жил, Усть–Среднекан. Это как мертвый город. Он официально упразднен. Там пару семей живет где-то, а все остальное в запустении. Многие поселки, в которых раньше золото мыли в Магаданской области, сейчас развалились. А вот Магадан, как я слышал, живет и расцветает, правда, цены высокие. А если говорить об Анкоридже на Аляске, то Америка — в любом месте – Америка со всеми своими благами. Всегда есть продукты, зарплата, ждать ничего не надо, как я раньше ждал, когда жил при перестроечном времени.

— Как вы устроились на Аляске?

— В 1991 году я уехал из Магадана в Украину — служил в армии, а потом переехал в Россию. В 2000 году эмигрировал в Штаты, а через год попал на Аляску. Можно сказать, что случайно. Друзья-земляки собрались сюда переезжать, и мне захотелось. У меня отец – немного мечтатель. Он когда-то закрыл глаза, ткнул пальцем в карту и сказал: «Нам туда надо». Так мы переехали из Днепропетровска в Магадан. Вот и я в том же духе сказал: «Хочу на Аляску», купил билет на самолет, созвонился со славянами и полетел. Потом уже жена приехала.

— Американский Север встретил вас с прохладцей?

— Конечно, то, на что я рассчитывал, не сразу сложилось. Я начал с сантехника – просто пришел в центр по трудоустройству и сказал: «У меня нет работы, но я хочу работать». Они проверили мою квалификацию, а потом предложили место сантехника. Я ответил: «А почему бы и нет?». Подучил язык, стал больше общаться, познакомился с одним человеком, который занимался переработкой электроники. И я подключился к этому делу. Потом было непростое время, я потерял эту работу, но долго на пособиях по безработице не сидел. К тому времени я стал гражданином США, заполнил заявление на госслужбу, а тут и вакансия открылась. Сейчас работаю на военной базе, а больше мне пока добавить нечего.

— Вы несколько раз сказали о своей мечте, которая вас привела на Аляску. А в чем же заключается мечта славянина на Аляске?

— Я вырос в Сибири. Мне нравилась тайга, сопки, простор. Понимаете, мне этого не хватало, чтобы я мог выйти во двор и собирать ягоды, дышать воздухом, заниматься охотой и рыбалкой в своё удовольствие.
Ни в Сиэтле, ни в Калифорнии я не встретил ничего подобного: слишком много людей, машин и проблем. Даже большая славянская диаспора в крупных городах – это палка о двух концах. То, что американский риелтор сделает для вас бесплатно, славянин сделает тоже, но найдет возможность снять с вас деньги. Хотя, все зависит от человека. На кого нарвешься.

РУСЛАН ЧОПЕНКО: «МЕНЯ СЮДА ПРИВЕЛА МЕЧТА»

На Аляске я нашел то, что искал: меньше людей, больше пространства, нет проблем с разрешениями на ношение оружия, охоту, вдоволь рыбалки. А еще, как-то эмоционально согревает тот факт, что Аляска когда-то была Российской землей. Я не националист. У нас многонациональная семья: я украинец, жена русская, но мы же не разводимся из-за этого, а наоборот, созидаем одну семью. Внутренне я считаю себя человеком славянской культуры, а все наши народы — братьями. То, что сейчас происходит между Россией и Украиной, я остро переживаю. Я хочу, чтобы все нормально жили, стремились к единству, как мы, выходцы из разных республик СССР, мирно живем на Аляске.

image13

— Неужели вам удалось создать Россию своей мечты?

— Можно так сказать. Здесь живут славяне разных культур. Они роднятся, собираются вокруг церквей, русских магазинов, театральных постановок и национальных праздников. Культурное движение здесь небольшое, но есть. Можно и мне задать вопрос? Как вы думаете, после этого интервью не начнется массовая миграция славян на Аляску?

— Это уже от наших читателей зависит.

— Тогда вы их предупредите, что природа здесь сурова, погода переменчива, а жизнь непроста, но если им нужен простор, то у них есть шанс ужиться на Аляске.

the-city.info